Иммуноонкология: новое слово в лечении рака — ЗдоровьеИнфо

«Школа» для лимфоцитов

Взаимодействие иммунной системы и опухоли проходит три этапа.

– элиминация (или иммунный надзор). Заключается в эффективном распознавании «чужаков». Известно, что раковые клетки могут периодически возникать у всех людей, но хорошо функционирующая иммунная система может их обнаружить и уничтожить. Однако иногда злокачественные клетки ускользают от разрушения и болезнь переходит в следующую стадию.

– «спящий» рак. Те клетки опухоли, которые смогли избежать уничтожения, начинают усиленно размножаться.

– прогрессия опухоли. За счёт усиленного деления злых клеток, способных подавлять иммунную систему или уклоняться от её воздействия, новообразование продолжает захватывать организм.

Современная стратегия иммунотерапии рака связана с открытием так называемых контрольных точек иммунитета, которые не позволяют нашей защитной системе проявлять свою противоопухолевую активность. Именно эти точки и защищают опухоль, делая её невидимой для иммунитета. Соответственно, заблокировав их с помощью инновационных препаратов, можно перезапустить иммунную систему, добившись от неё формирования адекватного противоопухолевого ответа.

Иммуноонкология: новое слово в лечении рака — ЗдоровьеИнфо
Защита слабеет. Восемь врагов иммунитета

Как работает метод иммуноонкологии

Перспективное направление медицины — иммуноонкология — появилось чуть больше десяти лет назад. Метод принципиально отличается от привычной онкохирургии, «химии» и лучевой терапии. Основной удар направлен не на опухоль (что было бы логично), а на иммунитет.

Просто в какой-то момент ученые смогли «подсмотреть» за поведением иммунитета и поняли, что в случае с раковыми клетками он не защищает организм от их вторжения. Почему система, которая должна охранять наш организм от вирусов, бактерий и прочих возбудителей болезни, дает сбой? Как только появился ответ на этот вопрос — мир получил новое средство лечения рака.

Что узнали ученые? Оказалось, опухоль может выделять специальные вещества, подавляющие деятельность белых кровяных телец — лейкоцитов, которые обеспечивают защиту нашего организма от непрошенных гостей. Эти вещества делают опухоль невидимой для иммунной системы. То есть опухоль так умело конспирируется, что организм даже не пытается бороться с ней. А она тем временем благополучно растет, болезнь прогрессирует.

Метод иммуноонкологии позволил поставить все на свои места. Лечение сводится к тому, чтобы активизировать собственный иммунитет, направить его на борьбу с опухолью как с любой другой чужеродной клеткой. Для этого ученые создали лекарственные препараты, которые как бы помечают опухоль, делают ее видимой для иммунной системы.

Иммуноонкология, безусловно, — огромный прорыв в онкологии. Метод помог уже многим пациентам, есть случаи даже полного излечения рака. Однако при всех достоинствах метода онкологи не считают иммуноонкологию панацеей от рака по одной простой причине — она не всем помогает одинаково. Почему? На этот вопрос ученые сейчас ищут ответ.

Пока точно известно, что это строго индивидуальное лечение, например, оно не подходит пациентам с аутоиммунными заболеваниями, поскольку вторжение в их иммунную систему может вызвать опасные последствия. К тому же пока нет объективных критериев оценки эффективности метода. Поэтому теперь врачи оценивают другой показатель — увеличение продолжительности и качества жизни во время лечения. К счастью, иммуноонкологический подход позволяет этого добиться.

На сегодняшний день одно совершенно ясно — метод иммуноонкологии, или, как его называют специалисты, «ингибирование иммунных контрольных точек» дает большие надежды на излечение. «В Cancer Center of the Wiener Privatklinik эта практика используется с момента своего появления, специалистами мирового уровня — подтверждает Кристоф Зилински, — и значит шанс победить болезнь — очень высокий!»

Каковы перспективы?

Конечно, говорить о победе над раком пока рано. Более того, онкологические заболевания, как учёные понимают их сегодня, в принципе вряд ли могут навсегда остаться в прошлом, подобно оспе или чуме. Это противоречит самой их природе: онкоклетки мутируют и приспосабливаются, а значит, получение некой финальной версии универсального лекарства от рака вряд ли возможно.

Что вполне реально — так это переход рака в категорию болезней, с которыми можно жить долго и вполне полноценно, вовремя корректируя терапию. Больные диабетом также нуждаются в постоянном контроле и приёме лекарственных препаратов, их болезнь неизлечима, но при должном подходе не мешает жить и строить планы на будущее. На подобный исход для онкобольных сегодня надеются ведущие мировые специалисты.

«Это может прозвучать слишком оптимистично, — говорит Бейнс, — но у нас уже сейчас есть очень обнадёживающие примеры. Многие пациенты, участвующие в наших исследованиях, на сегодняшний день находятся в стабильном состоянии: болезнь не прогрессирует. У нас не было однозначного понимания, что делать в такой ситуации.

Продолжать терапию? Но иногда пациент приходит и говорит: я принимаю лекарства уже два или три года, и у меня всё хорошо — может, пора от них отказаться? Сейчас мы пришли к такому решению: если больной показывает хорошие результаты на протяжении двух лет, мы прекращаем терапию, чтобы посмотреть, к чему это приведёт (в готовности возобновить лечение).

Кому это доступно

Иммуноонкология: новое слово в лечении рака — ЗдоровьеИнфо

Хотя иммунные препараты достаточно дороги, их стоимость с каждым годом снижается. А некоторые из них уже вошли в список жизненно важных лекарственных препартов (ЖНВЛП), отпускаемых за государственный счёт в рамках ОМС. Больные их могут получить в онкодиспансерах после решения врачебной комиссии. Кроме того, у пациентов есть возможность пролечиться бесплатно, участвуя в клинических исследованиях новых препаратов или в программах раннего доступа, которые организуются фармацевтическими компаниями при выпуске первых партий лекарств на рынок.

Лекарства против рака?

Поэтому основные «бои» за новые достижения сегодня разворачиваются в сфере лекарственной терапии. Доктор Рой Бейнс, старший вице-президент по клиническим разработкам компании MSD, так комментирует сложившуюся ситуацию: «В области разработки противоопухолевых препаратов мы вступаем в фазу чрезвычайно интенсивного развития.

В онкологии сейчас появляется больше новых препаратов, нежели в какой-либо другой терапевтической области. Очевидно, что рак — очень «горячая» тема для всех, кто занимается разработкой лекарств. В этой области сейчас представлены все крупнейшие фармацевтические концерны и много более мелких игроков.

Главное преимущество любого лекарственного лечения в онкологии — системный подход. Это значит, что оно может воздействовать на все раковые клетки в организме, независимо от их локализации. При этом характер воздействия может быть разным. Традиционно под лекарственными методами борьбы с раком подразумевается в первую очередь химиотерапия, оказывающая на опухолевые клетки деструктивное воздействие.

То есть «химия» подходит к проблеме злокачественных новообразований с той же стороны, что и хирургия с радиотерапией: имеется опухоль — нужно её уничтожить. Однако сегодня это уже не единственно возможный взгляд на проблему. Иммуноонкология подходит к ней с противоположной стороны — не нападая непосредственно на «врага», а мобилизуя своих «союзников». Это совсем свежее направление, заявившее о себе лишь в последние 15 лет. Но за столь короткий срок удалось добиться значительных успехов.

Историческая справка

Понятие антираковой иммунотерапии было введено в середине 1980-х годов известным американским онкологом и хирургом Стивеном Розенбергом. Одним из первых работающих иммуностимулирующих антираковых средств стал препарат алемтузумаб, работающий против антигена лимфоцитов CD52. Он был окончательно одобрен в 2001 году и предназначался (впрочем, предназначается и сегодня) для борьбы с хроническим лимфолейкозом и онкологическими заболеваниями схожей природы.

Всего подобных средств на данный момент не более десяти, новые появляются в лучшем случае раз в 2−3 года, и потому каждое новое становится значимым прорывом. Последними лекарствами для иммунотерапии, одобренными на сегодняшний день, стали пембролизумаб (2014), ниволумаб (2014) и атезолизумаб (2016).
Белок, корецептор, расположенный на поверхности B-лимфоцитов, на который направлено действия ряда иммунотерапевтических препаратов.

На сегодняшний день иммуноонкология считается одним из самых эффективных методов в лечении рака даже на поздних стадиях, когда пациент уже потерял много сил. Ее назначают в помощь пациентам с онкологией, у которых по-прежнему наблюдается прогрессирование болезни несмотря на то, что они уже прошли лечение рака классическими методами.

Перед той же химиотерапией метод имеет ряд преимуществ. «Химия», конечно тоже борется с опухолью, но при этом подавляет все делящиеся клетки. В итоге страдают здоровые ткани. Именно поэтому после этих процедуры у пациентов выпадают волосы, поражаются клетки кожи, возникают серьезные проблемы с ЖКТ, страдают почки и печень.

Лечение методом иммуноонкологии переносится гораздо легче. И при этом позволяет добиться ремиссии и затормозить опухолевый процесс. Иммуноонкология особенно успешно применяется, когда противопоказана химиотерапия, например, при лечении рака мочевого пузыря. Дело в том, что при этом раке не всем пациентам можно назначать химиотерапию — препараты на основе платины противопоказаны из-за почечной дисфункции.

Наступило прозрение!

Практически единственным способом лекарственного лечения рака до недавнего времени была химиотерапия – тяжело переносимая и чреватая многими побочными эффектами. Но сегодня, хотя химия по-прежнему остаётся методом № 1, у неё появилась реальная и в некоторых случаях более эффективная альтернатива.

Иммуноонкология: новое слово в лечении рака — ЗдоровьеИнфо

Иммунитет играет важную роль в развитии рака. Ведь именно нарушения в его работе способствуют бесконтрольному размножению клеток опухоли. Наша защитная система просто не замечает растущее в организме зло, принимая клетки опухоли за свои.

Ранее учёные не знали, как эффективно воздействовать на иммунитет, а все методы сводились в основном к его стимуляции. Но оказалось, что у иммунной системы существуют так называемые контрольные точки, которые как раз и останавливают противоопухолевый иммунный ответ. Блокада этих точек может перезагрузить иммунную систему и восстановить её работу.

Не теряя надежды

Сегодня уже существует большой ряд иммунных препаратов, а несколько сотен других (в том числе и отечественных) готовятся выйти на рынок, а пока проходят клинические испытания в разных фазах. Это даёт реальный шанс больным даже с раком 4‑й стадии, что их болезнь из фазы метастазирования уйдёт в хроническую фазу и жизнь будет продолжаться.

Разумеется, ещё далеко до того, чтобы научить иммунную систему на корню уничтожать рак. Но, как утверждают специалисты, мы стоим на пороге новых достижений, благодаря которым иммуноонкология будет главным направлением в лечении злокачественных опухолей в ближайшие годы.

Помогает не всем

Несмотря на обнадёживающие новости, иммунотерапия пока всё же не является заменой химиотерапии. Это лишь альтернативный метод лечения рака, применяемый по строгим показаниям. И помогает такое лечение не всем, поэтому врачам очень важно выявлять тех пациентов, которым он подходит, чтобы не тратить средст­ва понапрасну там, где это не даст результата.

Тем не менее исследования доказали, что у 15–20% больных с прогрессированием опухоли после предшествующей химиотерапии удаётся получить длительный (иногда многолетний) клинический выигрыш. Сегодня во всём мире проводятся широкомасштабные исследования биомаркеров, способных предсказать высокую эффективность иммунных препаратов для лечения рака.

Иммунотерапия уже показала эффективность при метастатическом раке почки, головы и шеи, раке лёгкого, меланоме, лимфомах и некоторых других злокачественных новообразованиях. Например, больные с диссеминированной меланомой, раньше погибавшие в течение месяцев, на иммунных препаратах живут уже более 10 лет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Псориаз и Онкология
Adblock detector