Лечение колоректального рака в Германии

ПРОТИВООПУХОЛЕВЫЕ ВАКЦИНЫ

Противоопухолевые вакцины исследовались в лечении нескольких типов злокачественных новообразований для изучения противоопухолевого иммунного ответа, который потенциально способен ликвидировать опухоль и обеспечить контроль течения болезни. Типы вакцин, используемых в терапии КРР в последнее десятилетие, включают аутологичную, пептидную, содержащую вирусный вектор и дендритную вакцину [41].

Аутологичные вакцины

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Для производства аутологичных вакцин используют собственные опухолевые клетки пациента, и по определению они включают все опухоль-ассоциированные антигены. По сравнению с пептидными вакцинами аутологичные опухолевые клетки могут генерировать адаптивный иммунитет против нескольких опухолевых антигенов [42].

Тем не менее аутовакцины показали ограниченный клинический эффект, поскольку большинство антигенов присутствует также в нормальных клетках и генерируемый иммунный ответ не является специ­фичным [43]. Предпринято несколько попыток повысить эффективность аутологичных вакцин. Один из примеров такой модификации продемонстрирован во многоцентровом рандомизированном исследовании III фазы, в котором вакцину, специфичную для пациента, создавали с использованием аутологичных раковых клеток в сочетании с вакциной БЦЖ [44].

Другой подход к улучшению иммуногенности аутологичных вакцин при КРР использует аутологичную опухолевую клеточную вакцину, модифицированную нелитическим, низкопатогенным штаммом вируса болезни Ньюкасла (NDV). Исследование II фазы, в котором у 23 пациентов с метастатическим КРР получали опухолевые клетки, инкубированные с NDV, показало снижение частоты рецидивов в 61% по сравнению с 87% в контрольной группе [46].

В исследовании III фазы пациенты с раком толстой кишки или прямой кишки и метастазами в печени получали NDV-инфицированные аутологичные опухолевые клетки [47]. Выявлено улучшение общей и безрецидивной выживаемости у пациентов с раком толстой кишки в отличие от пациентов с раком прямой кишки. Из-за ограниченной эффективности, продемонстрированной в большинстве клинических исследований, аутологичные вакцины на сегодня не изменили клиническую практику.

Лучшие центры колоректального рака в Германии

считается третьим по распространенности в мире. В 2018 году ожидается около 1,8 миллиона новых случаев этого заболевания. Хотя выживаемость сегодня составляет около 70%, прогноз зависит от стадии рака. Успех терапии во многом определяется выбором больницы, и в особенности опытом хирурга. Долгосрочные наблюдения показали, что процент пациентов, которые живут пять лет после диагноза, значительно варьирует от клиники к клинике.

Почти всем больным нужна операция. Поэтому поиск нужно начинать с подходящей клиники и хирурга, который имеет обширный опыт резекции кишечника. Именно современная хирургия сделала клиники Германии популярными среди медицинских туристов. В этой стране более 200 клиник и отделений, занимающихся хирургией кишечника.

• Больница Шарите в Берлине• Университетская клиника Мюнхена• Больница Бармбезиге Брудер в Регенсбурге• Университетская клиника Вюрцбурга• Университетская клиника Гиссена и Марбурга• Университетская клиника Фридриха Шиллера в Йене• Клиника «Карл Густав Карус» в Дрездене• Университетская клиника Эрлангена• Университетская клиника Кельна• Клиника Штутгарта

Эти больницы были названы в числе лучших по данным журнала Focus (2019). Выбирая одно из сотен профильных учреждений, обращайте первоочередное внимание на сертифицированные центры рака толстой кишки и университетские больницы.

• Достаточный опыт лечения конкретного заболевания• Обязательное соответствие текущим рекомендациям и протоколам• Участие в крупных проектах и междисциплинарных конференциях по гастроэнтерологии, онкологии, лучевой терапии и др.

ПЕПТИДНЫЕ ВАКЦИНЫ

Использование пептидной вакцины основано на идентификации и синтезе длинных пептидов протяженностью 8–11 аминокислот, которые являются антигенными эпитопами, полученными из опухолесодержащих антигенов (TAA) или опухолеспецифических антигенов (TSA). Пептидные вакцины способны активировать специфические Т-клетки против TSA и могут вводиться сочетанно с адъювантами для усиления специфического иммунного ответа опухоли [48].

Вакцины ТАА при КРР обычно включают раково-эмбриональный антиген (СЕА) [49], рецептор эпидермального фактора роста (EGFR) [50], муцин 1 [51], антиген плоскоклеточной карциномы, распознаваемый Т-клетками 3 (SART3) [52] и сурвивин-2B [53]. Важными преимуществами пептидных вакцин являются их профиль безопасности, низкая стоимость производства и хранения, а также способность индуцировать очень специфический противоопухолевый иммунный ответ.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Однако существует несколько недостатков, которые снижают эффективность пептидных вакцин, включая слабую иммуногенность, эффект, ограниченный клеткой с конкретным гаплотипом HLA, и способность опухолевых клеток уклоняться от специфического противоопухолевого иммунного ответа [54]. В результате этих ограничений большинство клинических исследований не смогли продемонстрировать преимущества выживания при использовании пептидной вакцинной терапии.

С разработкой пептидных вакцин, направленных против множественных эпитопов с более длинными аминокислотными последовательностями, исследователи попытались устранить эти ограничения. Получены данные, свидетельствующие, что трехпептидная вакцина безопасна и эффективна; исследование проводилось в группе из шести пациентов с КРР с HLA-A24  [55].

Исследование II фазы с участием 96 пациентов с метастатическим КРР показало, что «пептидный коктейль», состоящий из пяти пептидов с HLA*2402, может безопасно вводиться при одновременном применении с химио­терапией [56], однако результаты этого исследования оказались отрицательными. Сообщается о положительном исследовании, в котором 7-пептидную вакцину вводили сочетанно с пероральной химиотерапией пациентам с метастатическим КРР, что привело к улучшению общей выживаемости [57].

Стоимость диагностики и лечения колоректального рака в Германии

Европейская медицина достигла впечатляющих успехов в скрининге, лабораторной диагностике и хирургическом лечении опухолей толстого кишечника. Большинство немецких клиник предлагают современное лечение по удивительно низким ценам, если сравнивать с аналогичными услугами в Канаде или Соединенных Штатах.

В процессе диагностики вам может потребоваться консультация онколога и гастроэнтеролога (300-500 евро), анализы на онкомаркеры (300-400 евро), компьютерная томография (1200-1500 евро), ПЭТ / КТ (2500 евро), биопсия с иммуногистохимией (500-1000 евро), сцинтиграфия костей при метастазах (1200 евро).

Общая стоимость обследования в лучших клиниках вряд ли превысит 6-8 тысяч. Последующая резекция толстого кишечника может стоить от 12 до 35 тысяч евро, химиотерапия – от 2500 евро, иммунотерапия пембролизумабом – от 2000 евро.

Гипертермическая интраперитонеальная химиотерапия (HIPEC) – это наиболее дорогостоящий, однако довольно эффективный метод лечения запущенного рака. Инновационная процедура стоит порядка 30-40 тысяч евро.

В некоторых случаях оптимальный путь лечения не очевиден. Это может относиться к новообразованиям прямой кишки (ректальная карцинома), лечению метастазов в печени и легких, карциноматоз брюшины, поздние рецидивы. В спорных ситуациях вам может потребоваться альтернативное медицинское мнение. Университетские клиники накопили огромный опыт, поэтому здесь пациент наверняка найдет ответы. Удаленная консультация – это просто, быстро и недорого.

Для получения альтернативного медицинского мнения ведущих европейских онкологов, рентгенологов и хирургов достаточно связаться с клиникой и отправить все медицинскую документацию (включая снимки, результаты анализов).

Большинство клиник предоставляют письменные ответы профильных врачей в течение двух-трех суток. Стоимость удаленной консультации – от 300 до 1000 евро.

ДЕНДРИТНЫЕ ВАКЦИНЫ

Дендритные клетки (DC) являются неотъемлемой частью противоопухолевого иммунного ответа. В качестве мощных антигенпрезентирующих клеток (APC) DC могут представлять множественные TAA молекулами главного комплекса гистосовместимости класса I и II [59]. Они также играют решающую роль в программировании и регулировании противоопухолевого ответа путем предоставления соответствующих костимулирующих сигналов и направления производства цитокинов.

Изучение вакцин на основе DC для лечения рака продолжается уже несколько десятилетий [60]. В результате нескольких исследований ранних фаз получены данные о том, что дендритные вакцины являются безопасными и эффективными при формировании специфического ответа опухоли [61]. Однако до сих пор не проведено никаких исследований III фазы, подтверждающих эффективность или улучшение выживаемости вследствие применения этих вакцин у пациентов с КРР.

Исследование II фазы аутологичной вакцины у больных с метастатическим КРР прекращено досрочно в связи с отсутствием преимуществ для пациентов [62]. Проведено исследование I фазы, в котором оценивается безопасность и иммуногенность вакцины DC на основе пептидов класса I (II) Вильмса (WT1) для пациентов с распространенным КРР [63].

В этом исследовании подтверждена эффективность DC-вакцины на основе экспрессии WT1 в ткани с использованием иммуногистохимического исследования и идентификации спе­цифичных к WT1 цитотоксических Т-клеток [64]. Иммунитет после применения DC-вакцины сохранялся в течение двух лет и ассоциирован с увеличением выживаемости.

https://www.youtube.com/watch?v=https:tv.youtube.com

В настоящее время продолжается исследование с участием пациентов с КРР, посвященное комбинированному воздействию дендритной вакцины с препаратами различных групп [65]. В этом исследовании I/II фазы изучаются побочные эффекты и оптимальная доза рекомбинантного интерферона альфа при назначении вместе с DC-вакциной, ринтатолимодом и целекоксибом после операции при лечении пациентов с карциноматозом брюшины, исходящим из аппендикса, толстой или прямой кишки.

Вакцины, произведенные из DC человека, культивированных с опухолевыми белками, потенцируют иммунный ответ для уничтожения опухолевых клеток. Целекоксиб и ринтатолимод могут стимулировать иммунную систему. Сочетанное лечение DC-вакциной, рекомбинантным интерфероном альфа, целекоксибом и ринтатолимодом потенцирует цитотоксические возможности иммунной системы. В настоящее время проводится исследование аденовирусной HER2-трансдуцированной аутологичной DC-вакцины [66].

Методы лечения колоректального рака в Германии

Если диагноз подтвержден, операция обычно неизбежна. Химиотерапия, облучение, иммунотерапия и другие методы обычно дополняют хирургическое лечение.

Колоректальный рак

Только в случаях метастатического рака без перспективы полного излечения хирургическое вмешательство обычно отклоняется. Такие пациенты получают только поддерживающее лечение для предотвращения серьезных осложнений, таких как обструкция кишечника или кровотечение. Некоторые пациенты с раком на ранней стадии могут избежать операции, если после комбинированной лучевой и химиотерапии опухоль полностью исчезла.

В этом случае необходим тщательный мониторинг для своевременного выявления рецидива. Хотя вы не должны тянуть время без необходимости, нет причин для поспешных и панических решений. Если не развиваются угрожающие жизни осложнения (обструкция кишечника или сильное кровотечение), у вас есть достаточно времени для тщательной диагностики и альтернативного медицинского мнения нескольких врачей.

В целом, хирургическое вмешательство – важнейший этап лечения колоректального рака. На I стадии удаление опухоли выполняется почти всегда, но даже на II, III и IV стадиях заболевания операция имеет решающее значение для дальнейшего развития болезни.

Хирургия рака толстой кишки предусматривает полное удаление опухолевой ткани и, если возможно, вторичных новообразований (метастазов) в лимфатических узлах и других органах. Если это удастся, операция называется куративной (лечебной), то есть направленной на полное излечение рака. На поздних стадиях рака, когда диагностированы неоперабельные метастазы, куративная терапия больше невозможна. В этом случае выполняется паллиативная операция, которая направлена на предотвращение осложнений и облегчение симптомов.

В некоторых случаях куративная операция требует предварительного уменьшения новообразования агрессивной химиотерапией. Например, при метастазах в печени. Иногда ректальные карциномы уменьшают путем комбинированной лучевой химиотерапии – это называется неоадъювантной терапией. При опухолях прямой кишки операция сложнее, чем на остальной части кишечника. Пространство в нижней части таза крайне ограничено; здесь присутствуют органы и нервные структуру, близко расположенные друг к другу.

Немецкие хирурги отмечают, что такие вмешательства требуют специальных знаний и богатого хирургического опыта. Согласно проведенным в Европе исследованиям, риск рецидива рака прямой кишки, в первую очередь, зависит от опыта хирурга.

Планируя хирургическое лечение, обратите внимание на репутацию своего врача!

Химиотерапия

Для уничтожения быстро делящихся клеток рака ученые разработали несколько групп цитотоксических препаратов. Важное преимущество химиотерапии заключается в том, что цитостатики действуют на весь организм, а не только на кишечник. Все цитостатические препараты обладают способностью замедлять рост клеток или убивать их. Проникая в легкие, печень, головной мозг и другие органы, они способны остановить распространение метастазов и продлить жизнь.

К сожалению, здоровые клетки организма тоже страдают от химиотерапии. В различной степени ухудшается регенерация тканей, что является важной причиной нежелательных побочных эффектов (лейкопения, алопеция, язвы на слизистых оболочках и др.) Химиотерапия рака толстого кишечника в Германии включает комбинированные схемы на основе фторпиримидинов (препараты 5-фторурацила и капецитабина). С другими цитостатиками (оксалиплатин и иринотекан) они более эффективны.

В апреле 2016 года был одобрен комбинированный препарат трифлуридин / типирацил (торговое название Lonsurf). Он обеспечивает отличные результаты у пациентов, которые перестали отвечать на стандартные цитотоксические препараты.

• Адъювантная химиотерапия назначается после успешной операции (резекция R0), чтобы подавить необнаруженные хирургом раковые клетки. Это снижает риск рецидива и увеличивает шансы на полное выздоровление.• Неоадъювантная химиотерапия назначается до хирургического вмешательства, чтобы уменьшить размеры первичной опухоли и метастазов.

Химиотерапия может быть системной или регионарной.

Системная химиотерапия атакует все клетки, распространившиеся по организму. Одним из недостатков являются системные побочные эффекты, возникающие в разных органах и тканях (от кожи и кишечника до печени и головного мозга). 

Регионарная химиотерапия (РХТ) целенаправленно доставляет цитостатики в конкретный орган. При колоректальном раке РХТ назначается для лечения печеночных метастазов. Лекарства при этом вводятся через насосную систему непосредственно в печеночную артерию, где создается максимальная концентрация.

Гипертермическая интраоперационная химиотерапия (HIPEC) – новейший метод, доступный в лучших клиниках Германии. Смысл HIPEC состоит в обработке брюшной полости подогретым до 43С раствором химиопрепаратов.

Метод применяется при канцероматозе брюшины – тяжелом осложнении, возникающем в 1 из 8 случаев колоректального рака. Согласно некоторым исследованиям, выживаемость пациентов после HIPEC увеличивается в несколько раз. Выбор препаратов, способа введения и конкретной схемы лечения зависит от стадии болезни, состояния здоровья пациента и многих других факторов.

Лучевая терапия

При раке толстой кишки лучевая терапия используется только на стадии II и выше. Она призвана уменьшить размер опухоли до операции (неоадъювантная терапия) или уничтожить клетки, которые могут оставаться в организме после операции (адъювантная терапия). Во многих случаях облучение сочетается с химиотерапией.

Стоимость лучевой терапии рака толстого кишечника в Германии – от 10 тысяч евро.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Для неоперабельных метастазов в печени используется протонная терапия – инновационная технология, основанная на разрушении клеточной ДНК ускоренными частицами. Протонная терапия доступна в нескольких специализированных центрах Германии, включая Центр протонной терапии Ринекера в Мюнхене.

Таргетная терапия

В последние годы ученые открыли глубинные молекулярные механизмы канцерогенеза, что привело к появлению в клинической практике новых методов. Но ни один специалист не скажет, что завтра рак можно будет убить одним уколом или таблеткой. Оптимальные результаты достигаются благодаря комбинированию разных методов лечения, которые сменяют друг друга, дополняются и объединяются. Важным дополнением стали таргетные агенты, которые немецкие врачи назначают в сочетании с химиотерапией и реже – в качестве монотерапии.

Это такие препараты, как бевацизумаб (Авастин), цетуксимаб (Эрбитукс), панитумумаб (Векбитикс), рамуцирумаб (торговое название Цирамза), рекомбинантный слитый белок афлиберцепт (Залтрап) и ингибитор тирозинкиназы регорафениб (Стиварга).

– один из наиболее перспективных подходов к лечению рака. Речь идет о нацеливании иммунной системы на опухолевые клетки. Несколько лет назад иммунотерапия достигла феноменальных успехов в лечении меланомы. Ингибиторы иммунных контрольных точек значительно увеличивают выживаемость некоторых пациентов с колоректальным раком. Эти препараты интенсивно изучаются, но у данной стратегии есть принципиальные недостатки.

Недавно в Европе была испытана комбинация препаратов для иммунотерапии ниволумаб (Опдиво) ипилимумаб (Ервой), которая оказалась эффективна против метастатического колоректального рака с микросателлитной нестабильностью. Защитные реакции, инициированные стандартной иммунотерапией, неспецифичны. Активированная иммунная система атакует не только опухоль, но и здоровые ткани, вызывая серьезные (иногда фатальные) побочные эффекты.

Каждая опухолевая клетка имеет уникальные изменения в геноме, которыми она отличается от здоровых клеток кишечника и других опухолей. Наши лимфоциты активируются при контакте с этими опухоль-специфическими антигенами. Чтобы обеспечить максимальную эффективность и безопасность иммунотерапии рака, исследователи создают противораковые вакцины. Они учат иммунитет распознавать определенные клетки и нападать только на них, не трогая другие.

Для вакцинации сначала идентифицируют молекулярный профиль опухоли – гены и протеины, которые отличают ее от здоровой ткани. Затем врачи выбирают те антигены, которые индуцируют иммунный ответ. На следующем этапе в лаборатории готовят персонализированную противораковую вакцину, которая вводится пациенту.

ОНКОЛИТИЧЕСКАЯ ВИРУСНАЯ ТЕРАПИЯ

Обоснованием применения вирусных антигенных вакцин является использование патогенности вируса для создания надежного опухолеспецифического иммунного ответа. Преимущества рекомбинантных вирусных векторов заключаются в том, что они могут быть сконструированы таким образом, чтобы представлять любое количество интересующих антигенов, обеспечивая при этом провоспалительные сигналы, которые увеличивают TAA-специфический иммунный ответ [67].

Значимые исследования включают I фазу, в ходе которой последовательную вакцинацию с помощью Fowlpox-CEA (6D)-TRICOM с вакцинацией CEA (6D)-TRICOM с и без гранулоцитарного макрофагального колоние­стимулирующего фактора (GM-CSF) оценивали у пациентов с карциномами, экспрессирующими CEA [68]. Результаты показали, что вакцина была безопасной и имела ограниченную эффективность у пациентов с резистентным заболеванием в 40% случаев и продолжительностью ответа не менее 4 мес.

В аналогичном клиническом исследовании II фазы была изучена эффективность химиотерапии (IFL/FOLFIRI) в сочетании с вакциной ALVAC, экспрессирующей СЕА и B7-1 (ALVACCEA/B7-1) [69]. У 50% пациентов наблюдались анти-СЕА-специфичные Т-клеточные ответы, а у 40% пациентов отмечался объективный клинический ответ, однако никаких различий между основной и контрольной группами в выживаемости не зафиксировано.

Объектом изучения в последние годы является белок 5T — онкофетальный антиген и трансмембранный гликопротеин, который высоко экспрессируется в раке толстой кишки, но не в нормальной ткани; он стал успешной мишенью для использования аттенуированного вируса коровьей оспы, известного как TroVax. В небольших клинических исследованиях TroVax показал активность в лечении метастатического КРР, поскольку он может приводить к образованию антител против антигена 5T4 [70].

Концепция онколитической вирусной терапии, в которой вирус используется как активный противораковый агент, существует более полувека [71]. Термин «онколитический вирус» относится к генетически модифицированному или естественному вирусу, который избирательно реплицирует и разрушает раковые клетки, не нанося вреда нормальной ткани.

Это было недавно признано в качестве перспективного нового подхода к противораковой терапии из-за значительных изменений в методах генной инженерии и расширения понимания функций и структур вирусных генов. Новый интерес к онколитической вирусной терапии привел к разработке нескольких доклинических моделей и большого количества клинических исследований в последние годы [72].

Недавно проведенное исследование OPTiM показало клиническую эффективность талимогена laherparepvec (T-VEC), варианта экспрессии GM-CSF вируса простого герпеса 1 (HSV-1) [73]. Это рандомизированное исследование III фазы показало высокую клиническую активность, улучшение общей выживаемости и допустимый профиль токсичности для T-VEC по сравнению с подкожным введением GM-CSF для лечения неоперабельной меланомы IIIB/IV стадии.

Для КРР в настоящее время нет одобренной FDA онколитической терапии. Тем не менее существует несколько стратегий, которые в настоящее время разрабатываются, особенно у больных с метастатическим поражением печени. В доклинических условиях D.A. Kooby и соавторы продемонстрировали, что G207 (мутантный вирус простого герпеса типа 1) эффективен для инфицирования и уничтожения клеток пяти различных человеческих КРР-клеточных линий [75]. S.G.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Warner и соавторы описали доказательство принципа, состоящего в том, что стволовые опухолевые инициирующие клетки (TIC) ободочной кишки аденокарциномы чувствительны к вирусу NV1066 на основе HSV-1 [76]. Из доступных ограниченных клинических данных известно следующее: во многоцентровом исследовании I/II фазы оценивали повторные дозы генетически модифицированного онколитического вируса простого герпеса(NV1020) у пациентов с метастазами КРР в печени [77].

Стоимость диагностики и лечения колоректального рака в Германии

Пациентов лечили четырьмя фиксированными дозами NV1020 методом инфузии через печеночную артерию с последующей химиотерапией. Токсичность была минимальна, а среднее время до прогрессирования составило 6,4 мес; средняя выживаемость — 11,8 мес, а выживаемость до года — 47,2%. Еще в одном исследовании Ib фазы Pexa-Vec (pexastimogene devacirepvec;

JX-594) вирусная онколитическая вакцина, используемая у пациентов с рефрактерным КРР, приводила к стабилизации заболевания у 67% пациентов [78]. Продолжается изучение Pexa-Vec в сочетании с ингибитором контрольных точек дурвалумабом ± тремелимумаб в лечении больных с рефрактерным метастатическим КРР [79].

Изучается активность энаденотурицева (онколитический аденовирус A11/Ad3 химерической группы B, ранее описанный как онколитическая вакцина против типов опухолей, включая метастатический КРР) [80]. В настоящее время исследование препарата продолжается в сочетании с ниволумабом [81].

Изучается интратуморальное введение онколитической вакцины T-Vec в сочетании с внутривенным применением пембролизумаба [82].

Появление иммунотерапевтических агентов открыло путь к новой эре в лечении многих злокачественных опухолей. Однако, несмотря на ощутимые улучшения в прогнозе, в большинстве случаев развивается приобретенная резистентность, что приводит к клинической прогрессии и смерти. Ингибиторы иммунной контрольной точки, такие как анти-PD1 и анти-PD-L1, наиболее широко используются при лечении большого спектра злокачественных новообразований.

В ближайшем будущем выявление молекулярных механизмов, ответственных за первичную и приобретенную устойчивость к этим агентам, несомненно, будет иметь первостепенное значение. В эпоху прецизионной медицины недавний консенсус в отношении молекулярной классификации КРР проложил путь к персонализированному подходу в лечении этого заболевания.

Установлено, что пациенты с подтипом CMS1 КРР (в основном MSI-H) являются лучшими кандидатами на иммунотерапию, а клинические исследования демонстрируют беспрецедентные результаты, которые приводят к одобрению пембролизумаба и ниволумаба для лечения метастатического КРР. В настоящее время продолжаются многие клинические исследования с применением новых комбинированных режимов, включающих препараты различных групп.

Лечение метастатического рака толстого кишечника

Колоректальный рак с метастазами всегда труднее лечить, чем раннюю стадию заболевания. Однако, в зависимости от степени метастазирования, врачи могут предложить определенные возможности для выздоровления. Опытные врачи и современные больницы предлагают большие возможности, как минимум, для продления жизни. Но обращаться за помощью нужно только в такие медицинские центры, которые имеют опыт лечения метастазов.

Во многих случаях метастазы в печени и легких можно удалить хирургическим путем. У 20% пациентов болезнь не рецидивирует в течение длительного периода времени. Если в печени мало метастазов, прогноз относительно неплохой. Если удаление невозможно, химиотерапия может облегчить симптомы, улучшить качество жизни и продлить жизнь (так называемое паллиативное лечение).

Немецкие врачи достигли больших успехов в лечении неоперабельных метастазов в печени, в том числе при помощи термических процедур и гипофракционированного высокоточного облучения.

Радиочастотная абляция (RFA) – наиболее распространенный метод термической абляции опухолей. Внутрь опухоли вводится специальный зонд, который нагревает ткань электрическим током. Процедура выполняется под контролем ультразвука, компьютерной томографии или магнитно-резонансной томографии. Похожий метод удаления метастазов – это микроволновая абляция (MWA), при которой злокачественная ткань разрушается с помощью высокочастотных волн. Преимущество RFA и MWA в том, что они могут выполняться многократно. Остальные процедуры абляции все еще исследуются.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Стереотаксическая радиотерапия (SBRT) требует самых совершенных технологий облучения и компьютерного планирования. Масштабные сравнительные исследования SBRT, радиочастотной и микроволновой абляции при печеночных метастазах колоректального рака не проводились, поэтому выбор неоднозначный.

Иногда применяется брахитерапия – внедрение квазиточечного источника излучения непосредственно в опухоль. Сегодня это простое и безопасное вмешательство, которое выполняется под контролем МРТ или компьютерной томографии.

Селективная внутренняя лучевая терапия (SIRT) используется у пациентов с печеночными метастазами при отсутствии других вариантов лечения. Метод требует доставки радиоактивных микросфер через печеночную артерию. Эти микросферы поступают прямо к метастазам, после чего хирург «запечатывает» сосуд. Метод SIRT может применяться параллельно с химиотерапией.

При холодной терапии (криотерапии) опухолевая ткань разрушается путем очень быстрого охлаждения до температур от минус 30°С до минус 180°С. В результате такого резкого охлаждения внутри клеток образуются кристаллы льда, убивающие опухоль при оттаивании. Замораживающим агентом обычно служит жидкий азот.

Лазерно-индуцированная интерстициальной термотерапия (LITT) основана на разрушении метастазов фокусированными лазерными лучами. Данная процедура выполняется в Германии только в рамках клинических исследований.

Другой экспериментальный метод – необратимая электропорация (IRE), при которой мембрана раковых клеток разрушается короткоимпульсными электрическими полями.

Как вы видите, лечение колоректального рака в Германии предлагает множество уникальных технических решений, давая надежду даже в самых сложных случаях.

Константин Моканов: магистр фармации и профессиональный медицинский переводчик

Список использованной литературы

1. Arnold M., Sierra M.S., Laversanne M. et al. (2017) Global patterns and trends in colorectal cancer incidence and mortality. Gut, 66: 683–691.

2. Adam R., de Gramont A., Figueras J. et al. (2015) Managing synchronous liver metastases from colorectal cancer: a multidisciplinary international consensus. Cancer Treat. Rev., 41(9): 729–741.

3. Mamalis A., Garcha M., Jagdeo J. (2014) Targeting the PD-1 pathway: a promising future for the treatment of melanoma. Arch. Dermatol. Res., 306(6): 511–519.

Колоректальный рак: клиническая картина

4. Cancer Genome Atlas Network (2012) Comprehensive molecular characterization of human colon and rectal cancer. Nature, 487(7407): 330–337.

5. Birendra K.C., Hwang J.J., Farhangfar C.J. et al. (2017) Advances in immunotherapy in the treatment of colorectal cancer. AJHO, 13(7): 4–8.

6. Greenson J.K., Bonner J.D., Ben-Yzhak O. et al. (2003) Phenotype of microsatellite unstable colorectal carcinomas: Well differentiated and focally mucinous tumors and the absence of dirty necrosis correlate with microsatellite instability. Am. J. Surg. Pathol., 27: 563–570.

7. Watanabe T., Wu T.T., Catalano P.J. et al. (2001) Molecular predictors of survival after adjuvant chemotherapy for colon cancer. N. Engl. J. Med., 344: 1196–1206.

8. Guinney J., Dienstmann R., Wang X. et al. (2015) The consensus molecular subtypes of colorectal cancer. Nat. Med., 21(11): 1350–1356.

9. Modrich P. (2006) Mechanisms in eukaryotic mismatch repair. J. Biol. Chem., 281(41): 30305–30309.

10. Duval A., Hamelin R. (2002) Mutations at coding repeat sequences in mismatch repair deficient human cancers: toward a new concept of target genes for instability. Cancer Res., 62(9): 2447–2454.

11. Brahmer J.R., Tykodi S.S., Chow L.Q. et al. (2012) Safety and activity of anti-PD-L1 antibody in patients with advanced cancer. N. Engl. J. Med., 366(26): 2455–2465.

12. Schwitalle Y., Kloor M., Eiermann S. et al. (2008) Immune response against frameshift-induced neopeptides in HNPCC patients and healthy HNPCC mutation carriers. Gastroenterology, 34(4): 988–997.

13. Francisco L.M., Salinas V.H., Brown K.E. et al. (2009) PD-L1 regulates the development, maintenance, and function of induced regulatory T cells. J. Exp. Med., 206(13): 3015–3029.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

14. National Comprehensive Cancer Network. Colon Cancer (Version 4.2018) (nccn.org/professionals/physician_gls/pdf/colon.pdf. Accessed 05.11.2018).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Псориаз и Онкология
Adblock detector